Федеральное агентство морского и речного транспорта
Федеральное агентство морского и речного транспорта
Министерство транспорта Российской Федерации
Министерство транспорта Российской Федерации

29.09.2017

2 октября 1835 года Сенат издал указ о порядке спуска судов российского флота на воду.

С момента образования российского флота и до начала 1830-х годов в России не существовало единого установившегося распорядка проведения, не говоря уже об официально утвержденном церемониале, закладки, спуска на воду кораблей и судов. Торжественные спуски на воду кораблей и судов происходили по-разному, в зависимости от обстоятельств, начиная от места проведения спуска и времени года и заканчивая внешнеполитическими факторами. Как отмечалось в 1826 году в докладной записке на имя начальника Морского штаба, «делалось сие всегда, как, по принятому издавна порядку и часто с отступлением от оного». Когда в том же 1826 году император Николай I выразил желание присутствовать в Охтенском адмиралтействе при спуске 74-пушечного корабля «Александр Невский», вице-адмиралом В.И. Головиным был составлен проект церемониала спуска корабля в высочайшем присутствии.

В.И. Головин, представляя начальнику Морского штаба князю А.С. Меншикову разработанный им проект церемониала спуска корабля в царском присутствии, высказал мнение о целесообразности также иметь высочайше утвержденные церемониалы для ординарного спуска судов и спуска в присутствии морского министра.

По проекту Головина, на торжественный спуск должны были приглашаться: высшее духовенство, «первые государственные чины», дипломатический корпус, чины Государственной адмиралтейской коллегии, включая управляющих экспедициями коллегии, морской генералитет. Кроме того, при спуске позволялось находиться и другим «благородного сословия зрителям». Приглашения на спуск производились от имени морского министра. Для приема знатных гостей генерал-интендантом назначались штаб- и обер-офицеры, в обязанность которых входила встреча гостей и их сопровождение к назначенным им местам. Чины и служители морского ведомства, определенные к участию в спуске, должны были находиться в парадном обмундировании. У корабля выставлялось оцепление из матросов флотских экипажей с их офицерами и унтер-офицерами, «дабы зрители не могли приблизиться к кораблю, чтобы не мешать работать и не подвергнуться опасности». Для встречи императора у главных ворот и несения почетного караула в адмиралтействе выделялась строевая рота. При въезде императора в адмиралтейство его должен был встречать морской министр и «рапортовать о благополучии», после чего генерал-интендант, как главное должностное лицо по кораблестроительной части, подавал царю официальную рабочую записку. В это же время караульная рота отдавала честь, играла военная музыка, барабанщики били «поход», на «видном месте» в адмиралтействе поднимался императорский штандарт, а на спускаемом корабле военно-морской флаг, гюйс и вымпел. Если же корабль находился в крытом эллинге, то флаги должны были подниматься по выходу корпуса из-под крыши. Оркестр продолжали играть, а барабанщики бить «поход» до момента, пока высокий гость не доходил до кормы стоящего на стапеле корабля. Прекращение барабанного боя и музыки должно было служить сигналом к началу орудийного императорского салюта со стоящих на воде судов. Главным лицом, сопровождавшим императора, являлся генерал-интендант, а сопровождающими лицами морской министр и другие официальные лица. Генерал-интендант показывал царю путь к приготовленному для него месту или же вел его туда, куда тот пожелает. Если император решал подняться непосредственно на корабль, там организовывалась встреча, и караул отдавал почести в соответствии с морским уставом. Прибыв на приготовленное ему место, царь отдавал приказ морскому министру приступить к спуску, который тот переадресовывал генерал-интенданту, а последний уже главному исполнителю – корабельному мастеру. В момент, когда корпус начинал трогаться с места, на корабле начинала играть музыка, барабанщики били «поход», флотские служители и мастеровые кричали «ура». После спуска корабля на воду генерал-интендант, получив словесный рапорт корабельного мастера о благополучном спуске судна, докладывал об этом морскому министру, а тот, в свою очередь, непосредственно императору. При этом генерал-интендант представлял морскому министру корабельного мастера, строившего и спускавшего корабль, а генерал-казначей подавал министру блюдо с деньгами, которыми по положению награждался корабельный мастер. Министр передавал блюдо императору, который и вручал его строителю корабля. При отъезде императора из адмиралтейства рота почетного караула отдавала честь высокому гостю, барабанщики били «поход». Когда экипаж императора покидал пределы адмиралтейства, царский штандарт спускался с флагштока. По окончании официальной части церемонии спуска устраивался, как правило, праздничный стол за казенный счет, для участников спуска и именитых гостей производился положенный артиллерийский салют.

В мае 1833 года, на основе проекта В.И. Головнина, было подготовлено высочайшее предписание, продублированное указом Сената от 2 октября того же года, в которых окончательно узаконивалось, что спуск судов в царском присутствии, как в Санкт-Петербурге, так и в любом другом месте, должен производиться исключительно под императорским штандартом и под орудийный салют. При этом во время спуска судов в отсутствии императора на них отныне должен был подниматься адмиралтейский флаг. Что касается салюта, то при спуске трехдечного линейного корабля он отныне производился 13-тью орудийными выстрелами, при спуске двухдечного линейного корабля 11-тью, а при спуске фрегата 9-тью выстрелами. Спуск кораблей (как и его закладка) должна была сопровождаться обязательным молебном. Одной из обязательных составляющих церемонии спуска кораблей и судов остался традиционный праздничный обед и денежные премии корабельным мастерам. При этом указ Сената не оговаривал жестко ни правил спуска судов меньших рангов, ни других менее значимых элементов церемониала. Это позволяло руководящему составу Морского министерства варьировать церемониал спуска кораблей и судов, исходя из конкретных местных условий и обстоятельств, кроме этого оставалось значительное место и для импровизации.

Спуск на воду рудовоза «Гарлена», построенного по заказу норвежской фирмы «Геррардс Редери» на Балтийском заводе в г. Ленинграде. Фотография из собрания Музея морского флота

Спуск на воду т/х «Великий Октябрь». Фотография из собрания Музея морского флота

Порт Байкал. Спуск «Кометы» на воду. Фотография из собрания Музея морского флота

Новости

  • Состоялся отраслевой научно-практический семинар работников музеев отрасли

    17.10.2017

    11 октября 2017 г. в ФГБОУ ВО «Волжский государственный университет водного транспорта», Музей речного флота (г. Нижний Новгород) состоялся отраслевой научно-практический семинар работников музеев отрасли

    Подробнее...  
  • Закладка шлюпа «Мирный»

    13.10.2017

    14 октября 1816 года на Олонецкой верфи в Лодейном поле близ Петербурга (на реке Свирь) был заложен шлюп Мирный (первоначальное название Ладога), участник кругосветной экспедиции Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева (1819-1821), открывшей Антарктиду.

    Подробнее...